Русская Америка - Russian America.
Curenet - connected health Русские концерты на Американской сцене
Новости на Русской Америке News События на Русской Америке Events Yellow Pages на Русской Америке Yellow Pages Доска объявлений на Русской Америке Classifieds Russian TV and Video TV/Video Знакомства на Русской Америке Dating Форум на Русской Америке Forum Чат на Русской Америке Chat Фотоальбомы RussianAmerica Photos
Русские в Америке. Русские знакомства, чат, форум.
Russian Chat, russian forum, russian dating.
Источники
Journal
Lenta.ru
AllNews.ru
Dni.ru
Самые читаемые статьи
Журнал
Lenta.ru
Allnews.ru
Dni.ru
Все рубрики
Community
News Central
Дайджест Форума
Рейтинг ресурсов
Знакомства
Дискуссионный клуб
Чат
Фотоальбомы
Yellow Pages
Объявления
Читальный Зал
Гороскопы
Top Rating
    America TOP

 
«Back Архив«Back
Дело "гольяновских": Бои без правил 2002-09-29 06:31:00
Дело "гольяновских": Бои без правил
28.1.2002, 23:05
Дело «гольяновских»: Бои без правил  
Дело «гольяновских»: Бои без правил
Вспомните анекдот. Сталин потерял трубку и просит Лаврентия Берия ее найти. Вечером Берия звонит Сталину и докладывает: "Иосиф Виссарионович, восемь человек задержаны, пятеро уже сознались". Сталин отвечает: "Лаврентий Павлович, я ее уже нашел".

Вы думаете, что это анекдот о 37-м годе? Ошибаетесь!

Подзаголовок этой статьи мне подсказал не офицер, не генерал, но человек предельно честный, когда узнал об этой истории в подробностях.

Начало этой криминальной истории восходит к 1995-97 гг., но подробно она начала освещаться в средствах массовой информации (в том числе и на телевидении) только с лета 2001 года. Причем впервые достаточно объективно. До этого в редких публикациях раздавались победные марши во славу наших борцов с преступностью, проявивших высокое профессиональное мастерство, разгромивших гольяновскую преступную группировку, и арестовавших крупнейшего преступного авторитета Москвы и Московской области (а может быть и всея Руси).

Только вот, проявив "высокое профессиональное мастерство", правоохранительные органы забыли возбудить уголовное дело в отношении "крупнейшего авторитета" и он, отсидев незаконно в СИЗО "Лефортово" 1 год и 8 месяцев, был освобожден за отсутствием в его действиях состава преступления.

А тем временем в Военном суде Московского военного округа продолжается судебный процесс над членами гольяновской преступной группировки. На скамье подсудимых семеро, один из них бывший полковник ФСБ (поэтому и суд военный).

Процесс продолжается уже более полутора лет. И вот, что интересно. Пятеро из семи подсудимых никогда свою вину не признавали и заявляли, что невиновны и их оклеветали. Двое других (Сонис и Богачев), якобы давшие "признательные" показания от них отказались еще на предварительном следствии и подтвердили, вполне аргументировано, отказ в судебном заседании.

Впрочем, наша статья посвящена не подсудимым. Внимательно вчитайтесь в заголовок. Да, речь пойдет о людях, которые по долгу службы должны оберегать наш покой и безопасность.

Итак, что же происходит в судебном заседании. Процесс открытый, и в принципе любой журналист, любой гражданин может поприсутствовать и сделать для себя какие-то выводы.

Свидетели и потерпевшие

В суд вызываются 108 свидетелей, которые, по мнению, следствия должны подтвердить вину подсудимых и обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении (почти 200 листов).

За полтора года в суде были допрошены около пятидесяти свидетелей. Причем некоторые были доставлены приводом. Большинство же в суд не является и судебные повестки игнорирует. Удивительно, впрочем, не это. Ни один из допрошенных свидетелей не дал обвинительных показаний против подсудимых. А некоторые дали показания, прямо противоположные данным на предварительном следствии.

Бытует мнение, усиленное распространяемое правоохранительными органами через средства массовой информации, что на свидетелей оказывают давление, их запугивают, и поэтому они меняют показания в суде, либо в суд вообще не являются. Доля истины в этом мнении, безусловно, есть. Но так ли это в деле, о котором мы Вам рассказываем.

К обвинительному заключению прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, который составлен следователем прокуратуры города Москвы Мажаевым А.В. И вот в суде выясняется, что некоторые повестки возвращаются в связи с отсутствием адресата. То нет такого дома, то в доме нет такой квартиры, то по такому адресу такие свидетели не проживают и никогда прописаны не были.

Приведем некоторые:


… 3. Москалев Вячеслав Владимирович - Москва, Серпуховской Вал, д. 14 (хотелось бы знать номер квартиры, их в доме более ста).

… 6. Бойко Сергей Николаевич - Москва, Кожевническая ул. д. 26, корп. 14. (такого корпуса в Москве нет).

…55. Пронин Игорь Владимирович - Москва. Кожуховская ул., д. 17, кв. 79 (Пронин в это время отбывал наказание в местах лишения свободы).

…59. Блеер Александр Николаевич - МО, Орехово-Зуевский р-н, д. 44 (как у классика - на деревню дедушке, Константин Макарычу). И т.д.


Что это, способ защиты потерпевших и свидетелей от организованной преступности? А может быть, что-то другое, более страшное. Свидетелей прячут от суда. Может быть, господин Блеер хочет дать показания в суде, но не знает, где он находится. А судья не знает, куда послать повестку, чтобы допросить Блеера.

А вот у свидетеля Каненгисера Д.Д. (брата потерпевшего по этому делу) указан не только адрес прописки в Москве, но и фактический адрес, где он проживает. Впрочем, и этот свидетель в суд не является.

Среди общего числа свидетелей около сорока бывших и действующих сотрудников милиции и ФСБ, которых как вы понимаете, запугать не просто. Большинство из них допрошено. Результат тот же.

По делу 17 человек признаны потерпевшими. О двух их них писали газеты, их показывали по телевидению. Ранее неоднократно судимый Карташов свои показания в суде подтвердил, но когда адвокаты спросили Карташова, как он опознал подсудимых Шенкова и Бурия, "искушенный" в юриспруденции Карташов вдруг сделал заявление, от которого государственный обвинитель схватился за голову. Оказывается, накануне опознания оперативники МУРа показали Карташову с десяток фотографий, где были изображены подсудимые и сообщили, что по их оперативным данным именно они покушались на Карташова и Горбунова. Видимо именно поэтому, следователь Рыбаков, проводивший опознание с участием Карташова, через две недели после этого приостановил дело за неустановлением обвиняемых. И только, когда дело было передано следователю прокуратуры ВАО Каневу В.К., подобные показания стали приниматься за бесспорные доказательства. Несмотря на то, что показания потерпевшего Горбунова полностью опровергают показания Карташова и заслуживают большего доверия, хотя бы в силу своей непредвзятости.

Отец, пропавшего без вести в 1996 году Кочеткова, заявил на суде, что не верит в то, что в Можайском районе Московской области был обнаружен труп его сына и считает, что к его исчезновению причастны совсем другие лица.

Потерпевший Каненгисер, доставленный в суд из Бутырского изолятора (он по совместительству является еще и обвиняемым по другому уголовному делу), накануне Нового Года, вдруг сделал сенсационное заявление об отказе от показаний, данных им на предварительном следствии против подсудимых. Мотивы отказа он изложил в письменном заявлении совместно со своим адвокатом.

Большинство потерпевших в суд не являются, несмотря на неоднократные вызовы, в том числе Эйнуллаев и Тарасенко, из-за которых собственно и заварилась вся каша. Более того, они шлют в суд телеграммы, что явиться не могут и просят ограничиться оглашением их показаний. Видимо тоже чего-то опасаются. О ценности подобных телеграмм скажем несколько ниже.

Показания и доказательства

Когда обвиняемые и подсудимые отказываются от первоначально данных признательных показаний, следствие и суд в обвинительных заключениях и приговорах часто ссылаются на то, что последние отказались от показаний, чтобы избежать уголовной ответственности за содеянное, и не верить их первоначальным показаниям у следствия и суда нет оснований. Да, такая практика существует. Но в деле, о котором мы рассказываем, есть все основания верить, что "признательные" показания подсудимых, а также показания некоторых потерпевших и свидетелей полная "липа".

О том, как были получены "признательные" показания Сониса и Богачева в прошлом году писали газеты "Версия" ("Бои без правил 3" - 7 августа), "Коммерсант" ("Чисто наркотические признания" - 24 декабря), показывал по телевидению канал ТВЦ.

Расскажем о других методах получения доказательств по этому злополучному делу. Около десяти свидетелей в 1998-1999 гг. задерживались на трое суток следователем Каневым в порядке ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в причастности к гольяновской ОПГ (директор ЧОП "Беркут" Бородулин, заместитель директора УСЗ "Измайлово" Ефимов Роман, свидетелели Хорьков, Цветков, Нилов и другие). Вы думаете, у следствия была уверенность в причастности этих лиц к "гольяновским". Нет, следствию нужны были доказательства вины уже арестованных семи. И следователи выколачивали показания у невиновных граждан, лишая их свободы на трое суток. И под милицейским прессом, многие подписывали показания угодные следствию. Видимо в этом и кроется причина нежелания большинства свидетелей являться в суд. Не хотят связываться с правоохранительными органами. И у нас есть тому доказательства. Один из свидетелей, все-таки вызванных в суд, заявил, что показания, подписанные им, не соответствуют действительности, а были даны следователю Каневу под давлением оперативников МУРа, которые подбросили ему в автосалон патроны и угрожали посадить за незаконное хранение боеприпасов. После того, как он подписал показания о том, что вооруженные "гольяновские" бандиты бесплатно ремонтировали у него свои автомобили, угроза с незаконным хранением боеприпасов отпала, и материал об этом куда-то пропал.

Кто внимательно следит за перипетиями этого скандального дела, вспомнит свидетеля Пронина, ранее шесть раз судимого, чьи показания были положены в основу всего обвинительного заключения по делу "гольяновских". Автором этих показаний является следователь Канев В.К., соавтором – оперативник МУРа Копков. В них свидетель Пронин изложил все что, было потом отражено в обвинительном заключении следователем Мажаевым: состав "гольяновской" банды от руководства до простых исполнителей, структуру, вооружение, где, когда и какие преступления они совершили. В конце протокола было написано, что банда очень опасная и поэтому он (Пронин) отказывается встречаться на очных ставках с бандитами и давать при них показания, поскольку боится. Протокол подписан следователем Каневым и вроде Прониным. В нашей статье он проходит под номером 55 (Пронин отбывал срок с 1989 по март 1996 года и уже в силу этого ничего не мог знать о "гольяновских").

Кстати в этом же протоколе указано, что в апреле 1996 года подсудимые Шенков и Бурий предложили Пронину вступить в банду и, когда он отказался, отвезли его на фабрику-кухню на Лужнецкую набережную д. 6 и показали подвал, где они якобы застрелили Кочеткова Славу и которого якобы, Пронин знал ранее. Вот так. Ни больше, ни меньше. Протокол допроса датирован 14 июля 1999 года, составлен в городе Ржеве, учреждение ОН-55/7. Казалось бы, для закрепления доказательств, с Прониным нужно провести следственный эксперимент по проверке показаний на месте. Этого сделано не было. Почему, расскажем ниже. Вместо этого, 6 августа 1999 года следователь прокуратуры Бондаренко проводит осмотр фабрики-кухни на Лужнецкой набережной и составляет два одинаковых протокола осмотра места происшествия. Один - по факту убийства Кочеткова, а второй с участием потерпевшего Карташова, который пояснил, что именно в этом подвале (где якобы убивали Кочеткова) его содержали в 1995 году и вымогали деньги в сумме 8 тысяч долларов. Видите, как все просто. Вот и найдено место, где совершались убийства, и где с похищенных коммерсантов выбивали деньги и имущество.

Для чего весь этот сыр-бор. Дело в том, что в это время, территорию фабрики-кухни арендовала фирма "Соотечественники", учредителем которой являлся бизнесмен Вугин И.Р., и которого пытались привязать к руководству "гольяновской" группировкой. А самого Вугина, следствие пыталось обвинить в вымогательстве и похищении Карташова.

Существует два протокола допроса Пронина, датированных одной датой, одним временем, одним местом составления. И по тексту они практически идентичны. И подшиты они в одном уголовном деле (том 13, л.д. 256-258, 267-269). Но есть ряд существенных различий. Для пущей убедительности, при составлении второго протокола допроса якобы применялась аудиозапись и подписан протокол помимо Канева, еще и оперуполномоченным МУРа Копковым В.Д. и сотрудником оперчасти учреждения ОН-55/7 Барабанщиковым. Вот только подписи Пронина вызывают сомнения в своей достоверности. Проще говоря, подделаны.

И адвокаты подсудимых, заподозрив подделку, настаивают не на оглашении показаний Пронина, а на его вызове и допросе в судебном заседании.

А что же происходит с протоколами допроса Пронина, находящимися в уголовном деле, что происходит с самим Прониным. Оказывается, осужденный последний раз в 1998 году на шесть лет, неоднократно судимый Пронин, освобожден в 2001 году!? По сведениям ЗИЦ ГУВД Москвы накануне освобождения, был этапирован в Москву по решению прокуратуры Восточного округа.

После показа на канале ТВЦ в ноябре 2001 года передачи "Наша версия. Под грифом секретно", где рассказывалось о деле Вугина, и где были продемонстрированы протоколы допроса Пронина, из уголовного дела по обвинению "гольяновских", слушающегося в Военном суде, вдруг странным образом пропадает второй протокол допроса Пронина (именно с подделками). Он попросту был вырван из дела. Забегая немного вперед, скажем, что когда об этом написал "Коммерсант" 24 декабря 2001 года, протокол "счастливым образом" вдруг нашелся подколотым в другом томе уголовного дела.

Военный суд шлет повестки по месту жительства Пронина, он на них расписывается, но в суд не является. Боится. Чего или вернее кого? И вдруг в ноябре 2001 года, в суд поступает телеграмма, якобы от родителей Пронина, которые сообщают, что после освобождения их сын, Пронин Игорь Владимирович, находится в длительной командировке по работе в городе Ростове-на-Дону, и поэтому не может явиться в суд в качестве свидетеля, а также, что после освобождения их сын был избит неизвестными по указанию Шенкова! Высокий суд не поверил и повелел доставить Пронина в суд приводом. Что и было сделано 25 декабря 2001 года.

И что же услышали судьи, адвокаты, подсудимые, их родственники, государственный обвинитель от военной прокуратуры, которые присутствовали в тот день на судебном заседании.

На вопрос судьи, кого он знает из подсудимых, и что он может сказать по поводу "гольяновской" группировки, Пронин ответил, что знает только Бурия, поскольку сидел с ним в одной камере в 1998 году в СИЗО "Матросская Тишина" (в протоколе он знаком с Бурием якобы с детских лет). Ничего о "гольяновской" банде, он не знает, никого из "гольяновских" не знает, ничего о совершенных ими преступлениях ему неизвестно, никакого Кочеткова он не знает, ни о какой фабрике-кухне он не слышал, ни о каком оружии ему также неизвестно и т.д. и т.п. А по поводу появления протоколов допросов Пронин заявил, что в июле 1999 году в колонию, где он отбывал наказание, приехали следователь прокуратуры Восточного округа Канев и оперуполномоченный МУРа Копков и требовали от него дачи показаний в отношении каких-то "гольяновских". Когда Пронин отказался, его подвергли самым настоящим пыткам, помещали в карцер, подвешивали в наручниках к трубам, сломали грудную клетку (после такого посещения москвичей Пронин два месяца пролежал в тюремной больнице). Впрочем, продержался тщедушный Пронин (1 метр 55 см рост) недолго и не читая, подписал то, что ему подсунул Канев. Осмотрев, предъявленные в суде протоколы допросов, Пронин заявил, что это не его подписи, а также, что никакой телеграммы ни он, ни его родители в суд не посылали.

И тем не менее уже в сентябре 1999 года, заместитель прокурора г. Москвы Семин дает указание выделить в отдельное производство и направить в суд дело в отношении шести "гольяновских" и одного полковника ФСБ. Ведь железные доказательства получены. И следователь Мажаев А.Б. пишет двухсотстраничное обвинительное заключение.

Кстати, в суде Пронин также сообщил, что накануне вызова в суд с ним встречались, кто бы Вы думали. Да, Канев и Копков. Копков угрожал Пронину и сказал, что если явишься в суд и откажешься от подписанных показаний, то "ствол" или наркотики тебе обеспечены и опять сядешь. Все эти показания Пронина занесены в протокол судебного заседания. Теперь становится понятным, кого боялся Пронин, кого боятся свидетели и почему с такой неохотой являются в суд. О недозволенных методах ведения следствия заявляли не только подсудимые, но и многие свидетели.

Может быть, прав был Сонис, который в течение двух суток, после задержания и применения к нему психотропных препаратов, стал давать "признательные показания" и подписывать все, что ему подсовывали следователь Канев и оперативники, работавшие с ним. По крайней мер, Сонис сохранил физическое и психическое здоровье. В отличие от непричастного Пронина и цветущего здоровьем спортсмена Шенкова Максима. Шенков продержался год, но и его сломали и психически и физически. После чего сотрудники ФСБ и МУРа диктовали ему явки с повинной о "преступной" деятельности "гольяновских", прекрасно видя, что перед ними психически больной человек, не осознающий того, что с ним происходит и не могущий руководить своими действиями. Несмотря на неоднократные ходатайства адвоката Шенкова о проведении его подзащитному судебно-психиатрической экспертизы в условиях стационара, следователь Мажаев с легкостью их отклонял. Для того, чтобы увидеть состояние Шенкова, не надо было обладать хорошим зрением, надо было иметь непредвзятое мнение. Такое мнение имел судья Елфимов В.В., который и назначил проведение судебно-психиатрической экспертизы Шенкову в Институте судебной психиатрии имени Сербского. И восемь, непредвзятых психиатров, докторов и кандидатов наук, вынесли вердикт – невменяем.

После всего написанного, статью можно было бы назвать "А была ли вообще "гольяновская" группировка"? Но герои сегодняшней публикации совсем другие лица.

Следователи и оперативники

В декабре 1997 года заместитель министра внутренних дел Колесников В.И. подписывает более чем странный приказ. О раскрытии серийных убийств, имеющих одинаковый почерк и ликвидации гольяновской преступной группировки, действующей на Измайловских рынках. О каких же серийных убийствах шла речь. В 1996 году убит проректор по капитальному строительству Российской Академии физической культуры Михаил Бодин, а в декабре 1997 года начальник ТОРЗа ВАО Антонина Лукина. И Бодин и Лукина решали вопросы регулирования землепользования на Измайловских рынках, расположившихся на территории РГАФК и выступали против повальной сдачи в аренду земель академии. Но вот то, что в приказе прямо указывается, что эти преступления совершены членами "Гольяновской" ОПГ, вызывает, прямо скажем, недоумение. Кто подсказал заместителю министра внутренних дел, такую формулировку приказа. Без следствия, без суда. И вот дается команда фас. Создается штаб, то ли по раскрытию серийных убийств, то ли по ликвидации "гольяновских".

И через несколько месяцев, члены так называемой "гольяновской" группировки начинают попадать за решетку. На сегодня арестовано и предано суду семеро, еще пятеро объявлены в федеральный розыск.

Выбив "признательные" показания с Сониса, на "гольяновских" начинают навешивать преступления, в основном особо тяжкие, которые, как выясняется в суде, они не совершали. Сфабрикованы доказательства по убийству Кочеткова, покушения на убийство Карташова и Горбунова, нет доказательств убийства Маковского и т.д.

Но ведь кто-то эти преступления совершил. Значит, настоящие преступники гуляют на свободе и продолжают свою преступную деятельность. Кстати, обвинения в убийствах Бодина и Лукиной "гольяновским" никогда не предъявлялись и не предъявлены. Уж слишком на поверхности лежит их не причастность к этим преступлениям. Но если следователи и оперативники фабриковали доказательства, значит они привлекли к уголовной ответственности заведомо невиновных. Что страшнее: преступник, совершивший преступление или сотрудник правоохранительных органов, совершивший преступление против правосудия. Один убил, другой это убийство скрыл и чтобы успокоить общественное мнение и гнев руководства арестовал и привлек за убийство заведомо невиновного. Во имя чего? (Вспомните невинно расстрелянных по делам серийных убийц Чикатило и Михасевича).

После победного рапорта о ликвидации "гольяновской" ОПГ, на членов Штаба пролился золотой дождь наград: орденов, медалей, именного оружия, званий, должностей, денежных премий. Награжден орденом и оперуполномоченный МУРа Копков В.Д. Мы не знаем, что было написано в наградном листе на Копкова, но можем предположить, что, проявив личное мужество и героизм, рискуя жизнью и здоровьем, добывал доказательства причастности "гольяновских" к вышеперечисленным преступлениям. Не ищите иронии в этих строчках. Их автор не понаслышке знает цену орденов и боевых медалей, цену крови и жизни. Знает по загранкомандировкам и командировкам в "горячие" точки бывшего СССР и России.

А ведь награды надо было отрабатывать. И члены оперативно-следственной бригады под руководством следователя Мажаева дружно бросаются документировать, сфабрикованные Каневым и Копковым, эпизоды преступной деятельности "гольяновских". Отступать некуда. Маховик правосудия раскручен, и его уже не остановить. Для этого нужно иметь большое мужество.

Кстати не все следователи были пешками в этом деле. Следователь Измайловской прокуратуры, в чьем производстве было дело об убийстве Маковского, даже ознакомившись с "признательными" показаниями Сониса, приостановил дело за неустановлением обвиняемых. О том, что также поступил следователь Савеловской прокуратуры Рыбаков, мы уже писали. Следователь Майер, назначенный руководителем следственной бригады после Мажаева, изучив материалы дела и лично допросив потерпевшего Карташова, посчитал за благо для себя не марать репутацию и ушел в отставку, передав это дело молодому следователю Оганяну.

Чем же руководствовались следователи прокуратуры Мажаев, Канев и другие, направляя такие дела в суд. Оказывается, они руководствовались своим правосознанием. Они «верили» во все, что им подсовывали оперативники, а если не верили, то считали, что так и нужно бороться с организованной преступностью (ведь, по их мнению, "гольяновские" были все же в чем-то виноваты).

На пресс-конференции, данной в марте 2000 года, уже в ранге советника Генерального прокурора РФ, бывший замминистра внутренних дел Колесников В.И. высказался в том смысле, что показания оперативных сотрудников правоохранительных органов должны, априори, приниматься судами за бесспорные доказательства (как на Западе). Для того, чтобы понять, что из этого может получиться, во имя весьма специфического понимания борьбы с преступностью, советую прочесть книгу журналиста Максима Глинкина "Беспредел и милиция" (Неуважение к уголовно-процессуальному законодательству со стороны милиции и прокуратуры порождает неуважение к Закону уголовному. А это уже страшно. Кто они - Наши защитники или оборотни в погонах?).

Яблоко раздора

Сегодня очевидно, что на "гольяновских" был сделан заказ, чтобы убрать конкурентов с измайловских рынков. Была также попытка "повесить» на них убийство Лукиной. Одним из возможных заказчиков и конкурентом «гольяновских» в средствах массовой информации называли бывшего спортсмена Александра Блеера. Для борьбы с группой Шенкова за передел измайловских рынков, Блеер в июле 1997 года создал организацию с примечательным названием «Содружество для содействия развитию и координации интересов предприятий и организаций, работающих на территории РГАФК» (сокращенно «Спортакадемгрупп»), в которой становится президентом. Процитируем интервью с Блеером А.Н., данное им в августе 1998 года «…Академия – это огромное хозяйство, расположенное в Восточном административном округе столицы. Около 66,5 га. Для выживания и развития в нынешней экономической ситуации пришлось часть своих помещений и территории сдать в аренду. Убежден, что это временное явление, позволяющее сохранить и накопить силы. (Тот кто видел Измайловские рынки сегодня, поймет, что нет ничего более постоянного, чем временное). Естественно возникла необходимость координации действий и защиты интересов академии и организаций-арендаторов. Содружество «Спортакадемгрупп» вступило в международную ассоциацию поддержки правопорядка и защиты граждан от преступных посягательств «Щит и меч». Бизнес надо делать чистыми руками, считают члены содружества, а для этого организованной преступности следует противопоставить не меньшую организованную сплоченность. Жизнь показала справедливость такого подхода. Не обошлось без столкновений интересов на популярном у москвичей Измайловском рынке, находящемся на территории РГАФК. Тяжело пострадали два сотрудника ЗАО «РИКОМ», члена содружества, когда торговые площади попыталась «прибрать к рукам» в качестве плацдарма преступная группировка».

Кто же являются учредителями и членами Содружества. Совместно со своими друзьями Воробьевым и Шариповым, Блеер создает фирму «Союз деловых людей» (СДЛ). «Союз деловых людей», как юридическое лицо и является учредителем «Спортакадемгрупп». В учредители также вошли «Спортакадембанк» (более целенаправленное и вполне контролируемое использование денежных средств от прибыли с рынков), «Служба социально-правовой защиты сотрудников ГУВД г. Москвы (один из руководителей Годованюк В.К., вот Вам и милицейская «крыша» от всяких «гольяновских», чеченских, измайловских и прочих группировок), Охранное агентство «Улдис» (охранниками «Улдиса» на тот период числились Блеер, Воробьев, Шарипов, Годованюк, Блажко), ЗАО «АН ФАУСТ» (учредитель Блеер, руководитель Воробьев), ЗАО «Риком» и собственно Российская Государственная Академия физической культуры. Ставим ее на последнее место, поскольку Блеер в своем интервью и не скрывал, что «Спортакадемгрупп» создано не для развития спорта (что впрочем, видно из его названия), а для борьбы с конкурентами.

Как видите, любой член Содружества имеет отношение к Блееру или его друзьям. Но ведь были и другие организации, существующие на территории академии и которые не вошли в состав «Спортакадемгрупп». Это и УСЗК «Измайлово», фирма «Экюр-Сервис», «АСТ» и другие.

Сегодня адвокаты Блеера А.Н. пытаются судиться с 3-м каналом ТВЦ, заявляя, что господин Блеер никогда не был охранником «Улдиса» и что его имя порочат, связывая с убийством Лукиной. Видимо адвокатам Блеера придется судиться и с «Коммерсантом», который тоже вскользь упомянул о возможной причастности Блеера к делу Лукиной. Хотя никто не обвинил напрямую уважаемого Александра Николаевича в том, что он организовал убийство Лукиной. Просто они озвучили версию, которая лежала на поверхности. Удивляет лишь то, что Блеер решил судиться в 2002 году, а не в апреле 1999 года, когда «Московский комсомолец» писал о его причастности к рыночным делам более жестко и подробно.

Кстати в начале 2000 года, следователь Канев, в чьем производстве находилось уголовное дело по факту убийства Лукиной, предпринял все-таки попытку раскрыть это преступление. По оперативной информации сотрудников МУРа, он арестовал руководителя и учредителя ООО «Вернисаж в Измайлово» Александра Ушакова, бывшего борца. Но, когда выяснилось, что «Вернисаж» является учредителем «Спортакадембанка», а «Спортакадембанк» является учредителем «Спортакадемгрупп», где президентом является господин Блеер, Ушаков, отсидев суток десять, был освобожден, как всегда, за недоказанностью, а значит в связи с невиновностью. Правда, говорят, что освобождение стоило больших денег. Но это только слухи, поэтому, заранее приносим извинения тем, кто болезненно это воспримет.

Журналисты

Ни для кого не секрет, что многие журналисты, особенно пишущие на криминальные темы, пишут заказные статьи. И мой Вам совет - бойтесь писать статьи по непроверенным материалам. И никогда не пишите по агентурно-оперативным данным «добреньких» сотрудников МУРа, РУБОПа или ФСБ, как это любит делать Александр Хинштейн. Александр Евсеевич насколько яркий, настолько и скандальный журналист, всегда пишущий на заранее заданную тему и наверно не всегда бескорыстно. Хинштейн является обозревателем газеты «Московский комсомолец» и ему всегда руководство газеты идет навстречу, и его публикации всегда на первых полосах. Вспомните его статьи о генерале Орлове. Но вот, что интересно, накануне назначения нового начальника московской милиции, в еженедельной газете «Версия» вдруг появляется статья Хинштейна "Братва генерала Купцова", при этом снимается с номера статья штатного корресподента "Версии" Олега Утицина, на ту же заметьте тему. Почему же ежедневная газета, с гораздо большим тиражом и рейтингом, не решилась опубликовать статью своего штатного сотрудника. Видимо потому, что изложенное в ней выходило за рамки приличия или же материалы были не проверены. Тем не менее, как дальновидны, оказались руководители МК. Генерал Купцов В.Н. подал в суд иск о защите чести и достоинства к газете "Версия" на сумму 100 тысяч долларов и лично Хинштейну - на 20 тысяч.

Адвокаты Купцова безусловно выиграют дело, поскольку Хинштейн ссылался на оперативные данные о каких-то сорока убийствах (что по Закону об оперативно-розыскной деятельности недопустимо) и на показания подсудимых и свидетелей, которые были опровергнуты в судебном заседании. По материалам своей статьи Хинштейн создал и показал на телевидении "художественно-документальный" фильм из серии "Секретные материалы" о руководстве генералом Купцовым бандой "гольяновских". Наверно адвокаты Купцова предъявят иск и телевидению.

Эпилог

Чем закончится это дело, знает только суд. Но, наверное, и судьи сейчас в тупике. Ведь в 2002 году почти все арестованные "гольяновские" отсидят уже четыре года. А когда сфабрикованные дела начинают разваливаться в судах, то следствие и оперативные службы начинают обвинять суды во всех тяжких. Вспомните, хотя бы дело о взрыве на Котляковском кладбище. Дело закончилось оправдательным приговором и освобождением подсудимых.

Дело "гольяновских" тоже разваливается на глазах, но хватит ли личного мужества судьям вынести справедливый приговор (он ведь может быть и оправдательным). И если да, то хватит ли личного мужества сотрудникам правоохранительных органов, причастных к этому делу, вернуть государству незаслуженные награды.

Terms of Service | Privacy Policy | Contact | Site Map
Advertise with Us | Hosting | Site Map
Russian America Top Rating © 2018 RussianAMERICA Holding
All Rights Reserved • Contact